Воронеж десять лет назад ну в 2009 тобишь и сейчас в 2019


В общем, как всегда в своей оригинальной манере я решил присоединиться к фейсбучному флешмобу с фотографиями «десять лет назад». Правда здесь Вконтакт, но ничего, и так сойдёт. Но у меня фотографические карточки будут не про меня, а про город Воронеж и вот почему. Дело в том, что на днях я совершенно случайно нашёл на старом фотоаппарате бэкап с несколькими снимками где-то плюс, минус лета две тысячи девятого года. А вот сегодня, второго февраля года две тысячи девятнадцатого я бегло отщёлкал приблизительно эти же места «сейчас». Короче, даёшь транзитивность города. И так: 
1) Кадр №1 ЖК Юбилейный, по Карла Маркса 116А, где я собственно и живу (всё хочу применить увиденный в Тамбове слоган «мы работаем на Карла Маркса»); 
2) Кадр №2 какое-то из зданий завода фирмы Столь и Ко, ну а в советские годы — Завода имени Ленина. Там сейчас по соседству Чайхона, Икс Фит, офис государственной безопасности, и прочие присутственные места, которые полагаются крупному провинциальному городу в РФ; 
3) Кадр №3, здание бывшей гостиницы Гранд-отель. У нас тут в провинции любят всё «столичное», блестящее в общем, чтобы богато выглядело, а не абы там что! Поэтому, если гостиница, то Франция, Москва, Гранд-отель или на худой конец Центральная. Совершенно серьёзно, это перечень из названий гостиниц Воронежа дореволюционных времён. А не какой-нибудь например Постоялый двор купца третьей гильдии Лихаима Пупкина. Во как. За сим откланяюсь.

На Город Градов Андрея Платонова

У нас в Воронеже Андрея Платонова (при рождении Клементьев Андрей Платонович) любят, ценят и почитают. Как никак, именитый земляк, человек сложной судьбы, писал весьма плодовито, толково, да и зарисовки по воронежским мотивам в творчестве А.П. представлены значительно. Даже проводится международный театральный фестиваль имени Андрея Платонова. Мимоходом отмечу, что пьес у Платонова немного, а делать свои собственный инсценировки — дело сложное, поэтому на сцене ставят лишь малую часть от творческого наследия автора. Популяризировать Платонова, поддерживать интерес к его книгам должно и нужно, но не к отдельным произведениям, а ко всему дошедшему до нас творческому наследию автора.

В 1927 году Андрей Платонович написал «Город Градов», мощнейшую повесть на общественно-политическую тематику, действия которой разворачиваются на ландшафтах пост-НЭПовского города Тамбова. Речь идёт о внедрении инновационной системы государственного управления с актуальными по сей день вещами, вроде стратегического планирования, проектного планирования, управления по результатам, и, о том, как тамбовские чиновники локализовали государственную программу реформ, преследуя цели уменьшения объёма реальной работы и извлечения максимального собственного дохода. Всё это обильно приправлено думами главного героя — едва ли не идеального советского чиновника. Естественно, думами о великом, важном и государственном. По тексту чиновник переживает личную трагедию, подстраиваясь под мутировавшую систему государственного управления, имея при этом благие намерения и установки. Всё это жутко актуально, приведённые Платоновым примеры живы и сейчас: одни воруют, но зато как виртуозно, прямо диву даёшься! Другие хорошо делают свою работу, в итоге в государственных делах творятся какие-то абсурд и чертовщина. «Город Градов» удался А.П., как злободневный и комичный текст, лишённый недостатков озлобленности, пошлости и огульной критики всего и вся. Да ещё и про родной мне Тамбов.

Читать далее «На Город Градов Андрея Платонова»

Развитие юридического образования

Пару лет назад довелось прочитать книгу «Стоунер». Всем она хороша! Сюжет из американской университетской жизни. Студент университета, из бедной семьи, самый такой обычный и не в чём не преуспевающий, в силу стечения обстоятельств добивается определённых успехов в классической и английской литературе, написал диссертацию, получил место на кафедре, трудился над монографией по узко-профильной теме, нашёл любимую женщину, да и вообще был специалистом своего дела. Умер. Коллеги по кафедре по этому поводу подарили университетской библиотеке старинную рукопись. И всё это с какой-то непролазной серостью, будничной повседневностью и тяжелейшими мучениями героя. Этакая жизнь маленького человека. И глубокими мыслями: «де, в университетах люди прячутся от ужасов реальной жизни». Меня это задело. Сейчас мне есть что сказать.

В 1895 году российскую общественность всколыхнули события из жизни Юридического факультета Московского университета. Выражаясь современным языком, профессора московского «дома права» выступили с петицией о необходимости принять закон, изымающий студентов из-под административной юрисдикции судов и полиции. Предполагалось, что такие дела будет рассматривать комиссия из ректора и профессоров университета. В общем, нормальное такое, цивилизованное, движение в защиту академических свобод. Аналогичная практика существовала в то время в Дерптском университете. Петицию подписали и отправили не абы кому, а московскому генерал-губернатору, по совместительству – дяде царя. Последний обрушил свой гнев на «лучшего профессора» — А.И. Чупрова. Ожидалось, что из-за подозрений в неблагонадёжности Чупров будет отстранён от преподавания. В поддержку профессора была создана инициативная группа; в конечном счёте ситуация разрешилась благополучно: отставка не состоялась. На первую после этих событий лекцию собралась огромная масса народу; тысячи полторы. Заступник студентов удостоился долгих оваций, после лекции аплодировали даже на улице. Напомню, это 1895 год, правление Александра III, не самое лучшее время для общественных дискуссий!

В университете можно скрываться от ужасов реальной жизни, спору нет, к тому же в университете современном. Но правильно ли это? Или наличные профессора должны выступать с общественными инициативами и менять что-то к лучшему?

Векторы развития законодательства об НКО

Искал я один документ. На сайте Комиссара Совета Европы по правам человека, и, наткнулся на письмо спикера Национального собрания Венгрии в адрес Комиссара. Диалог ведут о правах организаций, получающих зарубежное финансирование. И вот, пишет спикер венгерского парламента, что всё у них хорошо, недавно начали общественную дискуссию по проекту закона «О прозрачности организаций, получающих зарубежное финансирование».  В преамбуле речь об уважении к правам и свободам, и т.п., однако, есть вот такие организации, которые имеют цели, отличные от публичного интереса Венгрии, деньги из заграницы получают, создают угрозу политической и экономической безопасности, да и вообще, возможно даже, нарушают международные договоры о борьбе с отмыванием доходов. Упрощённый судебный порядок, реестр, подрывающая реноме запись на сайте… В общем, вы поняли.

Спикер венгерского Национального собрания просит Европейского комиссара не беспокоиться, закон подготовлен в соответствии и на основании инструкций ОБСЕ и Венецианской комиссии, т.е. в соответствии с нормами хотя и мягкого, но международного права. Контур дозволенного обозначен, государства вообще любят всё регулировать, парламенты в основном только и живут, что принятием законов. Одна из тех моих любимых ситуаций, когда благая идея принятия минимальных стандартов защиты каких-то там прав привела к введению ограничений и запретов.

Да будет сайт!

Я вспомнил, что год назад оплатил это доменное имя и наконец-то руки дошли заняться своим сайтом-визиткой.