Развитие юридического образования

Пару лет назад довелось прочитать книгу «Стоунер». Всем она хороша! Сюжет из американской университетской жизни. Студент университета, из бедной семьи, самый такой обычный и не в чём не преуспевающий, в силу стечения обстоятельств добивается определённых успехов в классической и английской литературе, написал диссертацию, получил место на кафедре, трудился над монографией по узко-профильной теме, нашёл любимую женщину, да и вообще был специалистом своего дела. Умер. Коллеги по кафедре по этому поводу подарили университетской библиотеке старинную рукопись. И всё это с какой-то непролазной серостью, будничной повседневностью и тяжелейшими мучениями героя. Этакая жизнь маленького человека. И глубокими мыслями: «де, в университетах люди прячутся от ужасов реальной жизни». Меня это задело. Сейчас мне есть что сказать.

В 1895 году российскую общественность всколыхнули события из жизни Юридического факультета Московского университета. Выражаясь современным языком, профессора московского «дома права» выступили с петицией о необходимости принять закон, изымающий студентов из-под административной юрисдикции судов и полиции. Предполагалось, что такие дела будет рассматривать комиссия из ректора и профессоров университета. В общем, нормальное такое, цивилизованное, движение в защиту академических свобод. Аналогичная практика существовала в то время в Дерптском университете. Петицию подписали и отправили не абы кому, а московскому генерал-губернатору, по совместительству – дяде царя. Последний обрушил свой гнев на «лучшего профессора» — А.И. Чупрова. Ожидалось, что из-за подозрений в неблагонадёжности Чупров будет отстранён от преподавания. В поддержку профессора была создана инициативная группа; в конечном счёте ситуация разрешилась благополучно: отставка не состоялась. На первую после этих событий лекцию собралась огромная масса народу; тысячи полторы. Заступник студентов удостоился долгих оваций, после лекции аплодировали даже на улице. Напомню, это 1895 год, правление Александра III, не самое лучшее время для общественных дискуссий!

В университете можно скрываться от ужасов реальной жизни, спору нет, к тому же в университете современном. Но правильно ли это? Или наличные профессора должны выступать с общественными инициативами и менять что-то к лучшему?

Векторы развития законодательства об НКО

Искал я один документ. На сайте Комиссара Совета Европы по правам человека, и, наткнулся на письмо спикера Национального собрания Венгрии в адрес Комиссара. Диалог ведут о правах организаций, получающих зарубежное финансирование. И вот, пишет спикер венгерского парламента, что всё у них хорошо, недавно начали общественную дискуссию по проекту закона «О прозрачности организаций, получающих зарубежное финансирование».  В преамбуле речь об уважении к правам и свободам, и т.п., однако, есть вот такие организации, которые имеют цели, отличные от публичного интереса Венгрии, деньги из заграницы получают, создают угрозу политической и экономической безопасности, да и вообще, возможно даже, нарушают международные договоры о борьбе с отмыванием доходов. Упрощённый судебный порядок, реестр, подрывающая реноме запись на сайте… В общем, вы поняли.

Спикер венгерского Национального собрания просит Европейского комиссара не беспокоиться, закон подготовлен в соответствии и на основании инструкций ОБСЕ и Венецианской комиссии, т.е. в соответствии с нормами хотя и мягкого, но международного права. Контур дозволенного обозначен, государства вообще любят всё регулировать, парламенты в основном только и живут, что принятием законов. Одна из тех моих любимых ситуаций, когда благая идея принятия минимальных стандартов защиты каких-то там прав привела к введению ограничений и запретов.